Статья чешского журналиста и шеф-редактора русской редакции «Радио Прага» Либора Кукала «Нелюбовь» (о причинах нелюбви чехов к русским) обратила на себя внимание единственно потому, что была опубликована в русскоязычном СМИ – в «Информ Праге». Не думаю, что трудоустроенный чех позарился на гонорар в 0,087 кроны за знак, не дышит текст его и страстью, которая рвалась излиться (за те два с лишним года, что я была редактором этой газеты, ни один чех с подобной инициативой не являлся). Очевидно, статья была заказана. Получается, что русских «заказал» русский же: издатель или редактор. И движущий мотив появления публикации – нелюбовь русских к русским. Чех же был лишь розгами, которыми свои высекли своих же. Потому не будем смешивать две этих нелюбви: чехов к русским и русских – к себе подобным. Вторая нелюбовь куда досаднее и симптоматичнее.

В списке претензий Либора Кукала – 68-й год, спортивные костюмы, в которые безвкусно одеты мигранты из бывшего СССР, их дурные манеры и незнание чешского языка. Всё тут можно исправить: костюмы (это скорее повод для смеха), манеры, язык... кроме 68-го года. Значит, по строгому счёту, любви быть не может. Как не может её по этой логике быть у русских с татарами, шведами, поляками, французами, финнами, японцами, немцами, прибалтами – с кем мы ещё воевали, кого обидели? – дополните список сами. А раз миссия невыполнима, то и сокрушаться не стоит. Не ставят же нам в паспорта как причину отказа в визе 68-й год, и довольно с нас. А чиновник, разрешающий наше с вами здесь пребывание, руководствуется не любовью, а расчётом (см. сайт МВД с расчётом чистого дохода мигранта).

Послушали одного чеха, давайте послушаем ещё 1053-х жителей Чехии, принявших участие в мартовском статистическом опросе: 54 % чехов считает миграцию проблемой для Чехии, а иностранцев – виновными в росте преступности и безработицы. Но! Такое же количество опрошенных считает, что в местах их жительства иностранцы проблем не создают (а где тогда?). Социологи также отмечают, что результат 54 % – лучший с 2003 года, и что количество отрицательно относящихся к мигрантам чехов уменьшилось на 14 %. Динамика, стало быть, положительная.

Среди тех, кто не считает иностранцев проблемой для Чехии, преобладают люди с высшим образованием и высоким уровнем доходов, а также те, кто дружит и тесно общается с мигрантами. Напротив, видят проблему в иностранцах не общающиеся с ними чехи, небогатые и малообразованные. Получается, что любовь чешская к мигрантам конкретна и зиждется на реальных отношениях, а нелюбовь – абстрактна и строится на 68-м годе и раздражении от внешнего несходства плюс хоккей. Если отношения заводятся, то и нелюбви, как правило, нет. Может, господину Кукалу не повезло со знакомствами? Вот он пишет, что неоднократно слышал от русских, как они глумились над самосожжением Яна Палаха. Бегите из этой компании, господин Кукал! Такие и водку пить, и материться научат.

К слову, самая большая проблема в Чехии для русскоговорящего мигранта – найти чехов. Жаловался мне один молодой мигрантик: «На работу чехи не берут, от соседей только «добрый день» услышишь, в магазине – тоже. В пивную пойти – все в компаниях. Я бы с радостью подружился, да не с кем. Чехи очень замкнутые». Вот и варится мигрант в своём же котле. И не вина его это, а беда. Отсюда и плохой язык.

Я это предчувствовала. Потому, переехав в Чехию, мы с семьёй принципиально поселились в провинциальном городке, где одни только чехи и водятся. Чтоб без вариантов. Там я нашла на свою голову столько чешской любви, что, по всему видно, хватит мне её до конца жизни. Что я делала? Да ничего, то же, что и в России. Предложила стул в магазине женщине с палочкой, разговорились. В результате у меня есть Марушка – дорогая моя подруга, родная душа. Хоть ребёнка на неё оставляй, хоть попугая. Учила чешской кухне, водила по своим врачам, кормила штруделем. Вот она мне пишет: «Jsem moc ráda že jsem před časem zašla do obchůdku s bonbóny. Našla jsem tam někoho kdo mi nebyl dřív tak blízký... kdo mi dodává odvahu... klid... ...radost ...jsem ráda že jsi ...opatruj se». В том же провинциальном городке услышала я и потрясающее объяснение в любви, с предложением руки, сердца и выраженной готовностью принять российское гражданство и православие, если потребуется. Каждый день, проезжая по 250 км на работу в Прагу и обратно, я обзавелась друзьями в лице зноймских водителей компании Psota. Ждали на вокзалах, держали место, кормили в дороге, одалживали куртки и зонтики, снабжали зноймскими огурцами и доставляли домашние яйца к Пасхе. А сколько глобальных проблем мы решили, обсуждая их по пути целым автобусом! У меня всегда было наготове свежее чешское мнение по любому актуальному вопросу. Остановка у метро И. П. Павлова (близко к редакции) была обязательной. Штефан, Тонда, Пепа, Лудя, Милан, Ладя, Стракатый, я вам обещала, что напишу благодарность в газете? – вот она.

Так почему чехи любят русских? Во-первых, мы очень искренние, наши улыбки не формальны. Во-вторых, мы умеем дружить и чем-то жертвовать во имя дружбы (деньги занимаем не под проценты, трубку берём хоть в 4 утра, приглашаем к себе домой и кормим «от пуза»). В-третьих, мы эмоциональнее («Больше всего мне не хватает твоего смеха», – говорит мой знакомый чех), с нами хорошо и повеселиться, и погоревать. Мы собираемся вместе и поём под гитару! Словом, вот к какому выводу я пришла в провинциальном чешском городке: люди здесь так одиноки, так замкнуты в себе и так эмоционально голодны, что за человеческое участие, внимание, искренний интерес к их жизни и особе легко прощают 68-й год, простили бы и Хиросиму, будь она в Чехии.

Единственный, кто меня публично обидел – нынешний редактор «Информ Праги» и заказчик «Нелюбви». Забавно то, что он меня и в глаза не видел. Но я в его пассажах на Фейсбуке фигурирую регулярно – загляните. Особенно я хороша там в образе пьяной поэтессы под полтинник в дурацкой шляпке с цветочками (я – стерильный абстинент). Вот это подлинное чувство! То, чего не хватило Либору Кукалу.

Так что мы вернулись к тому, с чего начали – статья родилась от внутридиаспорной нелюбви, ею же пропитана и вся новая информационная политика издания, которое «быдлит» и «кошмарит» своих же читателей. Меж тем людям на чужбине нужна поддержка, а не напоминания, что они тут «хуже татарина», необходимо правильное ориентирование в реалиях и законодательстве без идеализации оных. Зачем тогда редактор плюёт в колодец? Какова, собственно, цель публикации? Уж не воспитательная ли? Может, помочь хотели? Ответ – и в самой статье, и на обложке газеты: «Чемодан. Вокзал. Россия!». Чех на странице русскоязычного СМИ вам русским языком говорит: не любят тут вас. Что?! Вы ещё здесь?!

Что ж, каждый волен выбирать издание, отвечающее его мировоззрению и информационным запросам. Благо, выбор есть.

Наталья Скакун



© 2009-2021 ПРАЖСКИЙ ЭКСПРЕСС - ИНФОРМАЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ
Частичная перепечатка материалов разрешена с активной ссылкой на www.prague-express.cz
Перепечатка материалов в бумажных носителях - только с письменного разрешения редакции
Vydavatel: EX PRESS MEDIA spol. s r.o., Praha 5, Petržílkova 1436/35, IČ: 27379221
Kontaktní osoba: Ing. Boris Kogut, Telefon: +420 775 977 591 Adresa elektronické pošty: reklama@prague-express.cz
Všeobecné obchodní podmínky VYDAVATELSTVÍ EX PRESS MEDIA spol. s r.o. pro inzeráty a prospektové přílohy
Система Orphus